Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Сушко Любовь«Горечь победы»

Билибин Иван - Иллюстрация к сказке «Сестрица Аленушка и братец Иванушка»
Билибин Иван
Иллюстрация к сказке «Сестрица Аленушка и братец Иванушка»

Разные происшествия случались в последнее время в заповедном лесу, нужен был глаз да глаз за всем, ни сна, ни покоя не было тому, кто сам себя привык считать управляющим в заповедном лесу, а в простонародье бесу Федору.
Когда  Федор проходил мимо лесной поляны перед озером, то неожиданно увидел Горыныча. Не заметить его было трудно, и  черт удивился по-настоящему. Тот уныло сидел перед телом убитого им воина и горькую думу думал. Пришлось повернуть с пути и подойти к нему, не оставлять же старого товарища в беде. Взглянув на покойного, Федор признал его сразу.
-  Это богатырь Матвей, ты с ним расправился все-таки, - попробовал угадать то, что произошло, Федор.
- Да, вроде победил его, но он сам нарвался, я не задирал его первым, - оправдывался Горыныч.
Змей, бесспорно, был победителем, но как-то странно он выглядел после своей победы, Федор понял, что тот нуждается в утешении, вот что странно.
Но оба они видели, что богатырь был мертв, и не имело значения, кто и на кого напал, кровь пролита, злодеяние совершилось.
- Напал  так напал, но ты, отчего такой печальный? - спрашивал Федор.
- А чему радоваться-то, - усмехнулся змей, - разве ты не ведаешь, что за пролитую кровь ответ держать придется и наказание нести. Вот и тело его, и душу куда-то пристроить надо, и Водяной уже возмущался, когда я его в озеро сбросить хотел, про Лешего и говорить нечего, он и слушать ничего не хочет.  И Полевик  на страже стоит, боится, что я его в чистое поле снесу, и там брошу. Так что некуда мне с ним деваться, и все духи теперь волками смотрят, так чему это я радоваться должон?
Они помолчали немного в печали. Федор же словно вспомнил о чем-то:
- И Арсений тебе спасибо не скажет, - напомнил он Горынычу о Лешем дремучего леса. Тот был особенно суров, он и без того считал, что у него больно много душ убиенных Змеем и Соловьем собралось.
- Это точно, особенно если  душа его какой-нибудь шебутной окажется. И придется тогда и с  ней  носиться, как дураку со ступой. А ты знаешь, как он покой любит.
Змей стал еще сильнее вздыхать да охать и остановиться никак не мог.
- А дрался тогда зачем?- не удержался бес, - вроде все хорошо понимаешь, зачем в схватку лез, мог и мимо пролететь.
- Понимаю, только подумал я о том уже опосля, когда он был  прибит  насмерть. Я все время забываю, что люди, пусть и богатыри, смертны, ведь  с ними так легко расправиться можно. Чертей вот бьешь, бьешь,  и ничего с ними не делается, а этого хлопнул пару раз легонько, а он и мертв уже, не успел глазом моргнуть.
И Змей скорбно молчал, огладываясь вокруг  и понимая, что он натворил. А потом он заговорил снова.
- Когда он нападать стал, да на бой меня вызывать, что делать было, сдуру бросился я в сражение, и решил, что главное ввязаться, а там видно будет. Вот и разглядел теперь, что натворил, и победа вроде на моей стороне, да странная она какая-то.
Он явно ждал от черта сочувствия, но   Федор смотрел на него с усмешкой. Победитель казался безутешным. И тогда Федор решил его утешить.
- Но если бы ты проиграл, тогда бы мертвым валялся, тоже ничего хорошего.
- Вот то-то и оно, меня бы все жалели, поняли бы, каким я прекрасным парнем был. А он бы носился со мной и маялся тогда, а я ведь намного больше его, вот надорвался бы. Но видишь, как  все получилось, когда сила есть, ума не надо, -чуть не взвыл от огорчения Змей.
Федор дивился все больше, кто бы теперь мог поверить в то, что перед ном стоял победитель. Вот и попробуй понять и разобрать, где у них победа, а где поражение, все перепуталось, да смешалось.
- Победа, оказывается, очень тяжелый груз, - то ли в шутку, то ли всерьез говорил Федор.
- - И не говори даже, - словно опомнился Горыныч, - только не вздумай говорить о том воинам, ведь это наша с тобой тайна.
При этих словах Змей усмехнулся, и подмигнул черту. Ну как ему было отказать  в такой малости?
Федор пообещал ничего не говорить богатырям, но он так и не мог понять, шутит ли тот или говорит серьезно.
А Горыныч уже махнул лапой, прихватит с собой тело воина,  и поволок его дальше, куда глаза  глядят, чтобы подбросить какому-нибудь зазевавшемуся Лешему в дремучем лесу. Он летел над лесами и зорко вглядывался, желая поскорее избавиться от своего тяжкого груза и забыть о том, что случилось на поляне около заповедного леса.
- За победу надо расплачиваться, - размышлял Федор, - это зря придумали, что победителей не судят, судят, да еще как.
Трудную задачу Змей поставил перед чертом. Федор обещал ничего не рассказывать людям, но ведь духов это не касалось.  И он знал, что уже этим вечером с ними обязательно поговорит обо всем, что видел и слышал. Он им расскажет,  что такое победа, что ждет победителя.
Но разговор с Горынычем подслушивал шустрый черт  Стас.  Он оказался поблизости и  хотел сначала показаться, но потом так в кустах и затаился, понимая, что так он узнает больше, не стоило нарушать их беседы. Когда он дослушал речь Горыныча до конца, то был страшно озадачен, и не знал, что теперь делать. Змей поставил его в тупик, так ничего и не решив,   он бросился к Владу. Поэт в те дни еще гостил в лесу,  и Стас с ним советовался во всем, хотя тот знал о реальности еще меньше,  чем сам Стас, но две головы лучше, чем одна. И он мог какую-то оригинальную идею подбросить.
Он рассказал Владу о том, что произошло в полдень на лесной поляне, как Змей в схватке победил богатыря, и сокрушался о своей победе.
- Скажи, что мне делать, Змей коварен, Федор сдуру дал ему обещание, что ничего не расскажет людям,  и он не нарушит своего слова. Но они должны знать о том, что он от них пытается скрыть.
- А тебя -то что так волнует? -никак не мог понять Влад.
- Воины, они же большие дети. Уж если Горыныч с его тремя головами только что до этого дошел, что о них говорить? Они рвутся побеждать, не зная, какую цену придется платить за каждую победу.
- А ты чего хочешь?- спрашивал его поэт.
- Если мне стало известно, что победа не так хороша, и за пролитую кровь придется наказание нести, то и они о том должны знать.
Поэт усмехнулся:
- Думаешь, они тебе за это спасибо скажут и   от сражения откажутся?
- Пусть идут, пусть дерутся,  но они будут точно знать, что их дальше ждет, возможно, самые разумные такими безрассудными больше не будут и остановятся вовремя.
- Поступай, как хочешь, - говорил ему Влад, - но я не стал бы из-за них суетиться, для них это единственная и любимая забава.
Они еще долго молча смотрели друг на друга.
Стас привык во всем доверять своему старшему другу, но в этот раз он усиленно тер свой рог и знал, что у него нет выбора.  Воины должны знать, что случится, когда они победят. Он расскажет им о том, недаром ему пришлось все это услышать., кто-то должен сказать им горькую правду.
Горыныч  забросил тело в дремучем лесу, и полетел к Яге, ему хотелось на время проститься с матушкой и сообщить ей о том, куда и зачем он путь держит.
- В следующий раз головами своими бестолковыми думать станешь, - упрекала она его, хотя не особенно в это и верила.
Но он во всем с ней готов был согласиться. Пока на поляне не появится  еще один воин и не захочет его убить.

Сколько их будет еще. В Книге Судеб было написано, что расправится с ним окончательно какой-то Добрыня, а говорят, что он еще на белый свет не народился, вот и придется ему побеждать, страдать и нести наказание за свои победы, как горька участь бедного победителя, ни в сказке сказать, ни пером описать.


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (489) 
Форма комментированияСказки

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.