Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Сушко Любовь«Лучше горькая правда»

Билибин Иван - Иллюстрация к «Сказке об Иване-Царевиче, Жар-птице и Сером волке»
Билибин Иван
Иллюстрация к «Сказке об Иване-Царевиче, Жар-птице и Сером волке»

Наверное, действительно  этот мир может спасти только красота.
Когда   очаровательная и неповторимая бабочка вылупилась из кокона, она так радостно порхала над полем с ромашками, что любой, кто ее увидел,  позавидовал ее красоте и легкости.
А что еще было делать тем, кто  рождался не  таким легким и  не таким красивым.
Конечно, Берегини и Русалки тоже были красавицами писанными, но вот про злыдней и чертей так не скажешь. Им до легкости и красоты бабочек далеко.
Позавидовал веселой бабочке   чертенок  Прохор. Как  ему хотелось быть таким же красивым , легким и порхать, порхать, порхать над этим лугом и речкой, улететь далеко, на мир посмотреть, себя показать, и потом вернуться назад уже совсем повзрослевшим чертом.
Но знал Прохор, что этого никогда не случится, напрасные мечтания.
А у него были тяжелые копыта. При помощи них можно было, конечно,  хорошо пинаться, но зато,  если бы он и смог взлететь, а он знал, что никогда не сможет, то они бы ему точно мешали и  тянули назад к земле.
Долго смотрел он на бабочку, пнул в ярости  ежика, под ногами оказавшегося, словно не он сам задрал голову кверху и под ноги совсем не смотрел. Но тут же Прохор  взвыл от боли. Ежику почти не досталось, а вот черту как раз наоборот, он задел со всего размаха  за камень и очень больно ударился.
Конечно, виноват в этом был ежик. Это он путается под ногами, а еще больше бабочка. Она такая красивая, и на чертенка даже не посмотрела.
А  когда та как раз к нему и подлетела  и на цветок отпустилась рядом с сердитым чертом, он и  взвыл от ярости:
- Нечего радоваться, тебе еще никто не рассказывал, что из тебя настоящая Кикимора получится.
Бабочка оторопела и чуть с цветка не свалилась.
И надо же было такому случиться, что накануне ей довелось именно с Кикиморой и столкнуться.
Она как раз распекала какого-то другого черта, и в такой ярости была, что смотреть на нее было страшно. И  размахивая кулаками, она чуть не задела зазевавшуюся в воздухе бабочку. И та едва от нее улетела. Такой страшной и сердитой быть бабочка совсем не хотела.
Говорил ли правду этот мохнатый, взъерошенный чертенок, она не знала. Вернее, она еще не знала, что духи и даже черти,  могут кого-то обманывать,  и потому поверила ему.
Она совсем не хотела превращаться в Кикимору, пусть не завтра, пусть когда-то, но она не думала о том.
Черт увидел, какое действие произвели его  слова,  и очень этому обрадовался. Довольный он отправился к себе, рассуждая, что правду в глаза говорить полезно и даже весело.  А он слышал от кота Баюна, что рано или поздно все бабочки становятся Кикиморами.
- Только не вздумай им о том говорить.  Пусть они порадуются и поживут в неведении. Еще успеют узнать в свой срок. А может, и никогда не узнают, если повезет и таких чертей правдивых не найдется.
Черт тогда торжественно пообещал, что говорить не станет, но вот что из этого вышло. Стоило ему только разозлиться, камень пнуть, и бабочка узнала  страшную правду.
А что же наша красавица.
Она едва летела теперь, уже никуда не смотрела, и казалась себе бессильной.
- Кикимора, Кикимора , я не хочу быть Кикиморой, - твердила она, точно это могло ее спасти о  неизбежного.
В тот момент бабочка пролетала мимо лесного озера, где русалка  грелась на солнышке, и именно к ней поболтать шел кот.
Он увидел прекрасную бабочку, о которой столько говорили. Только была она какой-то странной.
- Она что, летать не умеет? - спросил  у ворона,  встречавшего его  радостным карканьем, Баюн, - вроде такая легкая, а как-то плохо летает.
- Да нет, - говорил ворон, - давеча очень резвой была,  пока с чертом не столкнулась.
- С каким чертом? - насторожился кот.
Хотя он с чертями общался больше других, но доверял им еще меньше, оттого, наверное, что знал их, как облупленных.
- Прохора, - ворон каркнул, гордясь своей памятью.
Хотя чертей тут было очень много, но он помнил всех в лицо и по рогам даже мог отличить одного от другого.
- Я так и знал, худшего спутника и советника, чем наш правдоруб  и не найти.
Но больше они ничего сказать не успели, бабочка покачнулась и полетела вниз.
- Чего ты, вытащи ее, - крикнул кот ворону.
Тот и сам уже туда бросился, только старый шмель, непонятно откуда взявшийся,  его опередил, и бабочка была уже в его мягких и ласковых лапках.
Он подхватил ее прямо над водой и донес до берега. Положил на  листочек и уселся рядом,  и долго ею  любовался.
Ворон с котом туда и поспешили.
- Я не хочу быть Кикиморой, не хочу, - в бреду лепетала бабочка.
- Я так и знал, а он мне слово давал, что никогда не расскажет им этого, ну подожди,  получишь ты  у  меня, - возмущался кот.
Но бабочка  уже пришла в себя и уставилась на кота, шмеля и ворона.
- Ты не будешь Кикиморой, - пообещал шмель, - я сам о том позабочусь.
Она не хотела обижать старого шмеля, но знала уже, что  можно обманывать ради доброго дела. Только, кто ее обманывал, черт или шмель?
Наверное, черт. Шмель такой солидный и пожилой, а Прохор  такой противный. Точно он. Только почему кот ученый молчит?
Но кот уже улизнул от нее. Он не хотел обманывать бабочку. Но и правду говорить ей он тоже не хотел.
Черта Прохора, они отыскали быстро. Он сначала убегал от них, но скоро   понял, что это бесполезно.  Эти двое все равно его поймают, от них особенно не сбежать.
И он остановился перед ними и стал копать мох ушибленным копытом.
- А чего ты удирал? - издалека начал кот.
- Бабочку-то спасли, она на меня нажалуется,  - пробурчал черт, - но ведь я ей правду сказал, она станет Кикиморой.
- А с чего ты взял, что твоя правда нужна бабочке, правдоруб, - возмущался ворон.
Но кота еще больше волновало другое:
- А разве мы с тобой не говорили,  и ты не обещал мне, что не скажешь ей этого, ведь слово давал.
- Говорили, - проворчал черт. Этого он и боялся, да куда деваться, - только не сдержался я, да и правда правдой остается.
- Правда? А допустим, не доживет бабочка до возраста Кикиморы, и что твоя правда.
Черт оторопел, ведь это и на самом деле могло случиться.
- Я о том не подумал, - признался он.
- А я давно заметил, что голова тебе дана только для того, чтобы рога носить.
Они долго еще ругались, черт оправдывался, кот на него наседал.
- Ты уже весь мох перекопал, - наконец, остановился первым кот.
- И что? Этот вытопчу, новый вырастит.
- А ничего, - причеши его хорошенько,  в порядок приведи, и ворон свидетель, предупреждаю в последний раз, если  еще хоть раз…
Кот задохнулся от ярости - к Балде отправишься.
- Только не к Балде, я больше никому слова не скажу, правду от меня никто не узнает.
- Заставь черта тайну хранить, .. – ехидно прокаркал  ворон.
Они остановились на поляне, пока черт  мох расчесывал и лес  в порядок приводил.
Несколько бабочек кружили в небе. Они были так легки и прекрасны. Они еще не узнали правду от нашего черта, и потому излучали счастье.
Кот смотрел на красоту эту, не мигая. Он верил, что красота и на самом деле спасает мир. И легкие бабочки его в том убеждали.
Мир прекрасен,  пока над головой порхают  разноцветные бабочки.
Чертенок тоже посмотрел в небо, и онемел.
Как же там было красиво.
Но он оглянулся на  кота, наказавшего его тяжким трудом, и закончил свою работу. Пусть мир будет еще прекраснее.
А бабочки парили над землей и в блеске солнца все еще витали рядом.
И пусть легко ранима красота, и пусть в душе ее огонь сияет.

 


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (560) 
Форма комментированияСказки

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.