Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Береснева Людмила«Нефритовая орхидея (окончание)»

Билибин Иван - Красный всадник. Иллюстрация к сказке «Василиса Прекрасная»
Билибин Иван
Красный всадник. Иллюстрация к сказке «Василиса Прекрасная»

<<<Начало

После  отъезда Акими мальчики огорченно недоумевали: почему она уехала, не  простившись? У Кинто была своя версия, он самодовольно сказал:
–  Наверное, не хотела расстраивать меня: ведь я не мог поехать с ней.
Мацуо задумался:
– Да, скорее всего, из нас двоих Акими предпочитает Кинто. Как же я буду жить без нее?
Он еще больше углубился в работу, но образ Акими не покидал его. В сердце постоянно звучала музыка ее кото, особенно близка ему была пьеса «Развалины замка в лунном свете», потому что отвечала его теперешнему настроению.
Мучаясь от тоски по Акими, он долго размышлял, как запечатлеть свои чувства к ней. И вдруг его осенила мысль: «Пусть выражением моей любви будет нефритовая орхидея». Он всегда восхищался утонченным изяществом этого камня. Знал он от отца и древнее поверье, что редкий желтый нефрит, цуна, приносит его обладателю счастье, и считается на Востоке камнем «вечной любви». Чтобы  нефритовая орхидея была точным отражением той, которая принадлежала Акими, Мацуо часто приходил в сад, долго рассматривал причудливый рисунок лепестков, оттенки ее золотистого цвета.
Кинто тоже тосковал по Акими, даже делал неоднократные попытки узнать, где она. И в этот раз он пришел в дом к бабушке Хане – вдруг удастся заполучить адрес Акими, но с удивлением увидел, что хозяйка готовится к отъезду. На вопросительный взгляд Кинто она сказала:
– Вот продала дом, перебираюсь жить к сестре: одной тяжело мне.
– Может быть, вы все-таки дадите мне адрес Акими, – неуверенно попросил Кинто.
– Опять ты за свое! – переполошилась бабушка Хана, которой не хотелось, чтобы Кинто отрывал внучку от учебы.
И она пошла на хитрость:
– И не думай  искать Акими: сейчас она стажируется в Китае.
Кинто печально оглядел опустевшую комнату. Вдруг он увидел куклу, сделанную Мацуо, и несмело попросил бабушку Хану отдать ее на память. Чтобы прекратить его расспросы о внучке, она тут же согласилась:
– Бери, бери! – и торопливо выпроводила его из дома.

***

А как же жила Акими в столице?
Увлеченно занимаясь музыкой, она хранила в сердце добрую память о родном селе, часто вспоминала друзей, орхидеи, милых ласточек, которые каждую весну возвращались в свое гнездо. Тоска по дому с каждым днем становилась сильнее. И вот однажды ей приснился удивительный сон: кукла, подаренная Мацуо, как будто ожила, подошла к ней и тихо сказала:
– Акими, я знаю, как ты тоскуешь, пойдем со мной туда, где тебя очень ждут!
Девушка проснулась в странном волнении: «Неужели такое возможно?»
А через несколько дней случилось невероятное: ночью Кинто услышал голос куклы, которая прошептала ему:
– Посмотри, кто пришел!
И вдруг он увидел Акими. Несказанно обрадовался ей.
– Кинто, друг, как я рада видеть тебя! – взволнованно сказала девушка.
– Как? Я только друг?
И не ответив на его вопрос, она спросила:
– А где Мацуо? Что с ним?
– Теперь мы редко видимся: он весь в работе, готовится к выставке. А больше о нем и нечего сказать.
И тут Акими пропала так же неожиданно, как и появилась. Несколько дней Кинто находился под впечатлением этого сна. И на третью ночь ему вновь привиделась Акими. Как  же он обрадовался!
– Как я ждал тебя – и ты пришла!
– Кинто, кто же мне может рассказать еще о жизни Мацуо, ведь ты мне друг, почти брат.
– Разве только  брат?
Она опустила глаза.
– Знаешь, в разлуке я поняла, что сердце мое принадлежит одному лишь Мацуо. Прости меня…
И опять Акими исчезла, как будто ее и не было. Кинто соскочил с татами.
– Ах, вот оно что! Какой я глупец! А я-то думал, а я-то надеялся!
Он схватил куклу и в гневе со всего размаха бросил ее на пол.
– Я не хочу больше мучиться и страдать.
Утром, когда Мацуо пришел взглянуть на золотистый цветок Акими, он увидел, что орхидея Кинто вырвана с корнем.
В сердце Кинто еще долго жили разочарование и досада. Но прошло время, и его жизнелюбие оказалось сильнее: он выбрал себе в жены красивую девушку из соседнего села – и вот уже трое малышей радовали Кинто своим веселым смехом.

***

Кото Акими уже звучал не только в Японии, но и в Европе, и в Америке, но всегда ее тянуло в родные края. Неожиданно выдалось несколько свободных дней в ее напряженном графике гастролей, и представилась долгожданная возможность повидаться с друзьями.
И вот Акими стоит у дороги, за которой виден как на ладони ее старенький домик, а рядом – дома Мацуо и Кинто.
Как живут ее прежние друзья? Мысли Акими прервал радостный, заразительный детский смех. Трое ребятишек с громкими криками бегали друг за другом. Она невольно залюбовалась их резвой игрой, вспоминая, что она когда-то также беззаботно бегала с друзьями-мальчишками.
Рядом остановилась пожилая женщина, положила тяжелую поклажу на землю, чтобы перевести дыхание.
– А чьи это дети играют? – спросила у нее Акими.
Женщина устало махнула рукой.
– Да вот их, – и указала на дома Кинто и Мацуо.
Сердце Акими оборвалось. Значит, Мацуо не свободен… Ее надежды и мечты рухнули. Всю  обратную дорогу она убеждала себя:
– Надо забыть Мацуо…

***

А между тем Мацуо не только постоянно думал об Акими, но и искал ее, хотя и безуспешно. Однажды в Токио он неожиданно увидел афишу, на которой прочитал ее имя. Сердце его радостно вздрогнуло:
– Нашел! Вот теперь мы обязательно встретимся!
Но какая неудача – все билеты на концерт давно распроданы! Оставалось только одно: ждать Акими у служебного входа театра. Для Мацуо минуты ожидания казались часами. Как  много он хотел ей сказать! Но когда  она появилась, они смущенно молчали. Потом Мацуо сказал:
– Акими, в твоих руках цветы, но они быстро завянут, а вот этот цветок, – и он протянул ей нефритовую орхидею,– вечен. Я работал над ним долгие годы, и каждый лепесток говорит о моем чувстве к тебе.
Акими бережно приняла орхидею, не сводя с нее глаз.
–  Как жаль, что, встретившись, мы должны вновь расстаться, – через час уходит мой поезд, – сказала она.
Проводив Акими, Мацуо долго смотрел вслед уходящего поезда. Он никогда не был так счастлив. Мир заиграл новыми красками, и   даже рельсы, обычные рельсы, казались Мацуо серебряными нитями, соединяющими их жизни.


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (543) 
Форма комментированияСказки

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.