Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Колесова Людмила«Сказка о забытых вещах »

Билибин Иван - Иллюстрация к сказке «Марья Моревна»
Билибин Иван
Иллюстрация к сказке «Марья Моревна»

На краю деревушки стояла симпатичная старушка избушка. А на скрипучем чердаке той избушки томились, пылились и доживали свой век отслужившие вещи: старенький Чугунок, никому не нужный Ухват, прошлогодний Берёзовый Веник, рассохшаяся Бадья да худой Валенок. Хозяева избушки были с чудинкой: они не выбрасывали старые вещи сразу, а относили на чердак, просто так, на всякий случай, да и забывали о них.
О, кто же так кричит там, на чердаке, и не даёт мне рассказать о его обитателях? Да это же Пятнашка, хозяйская кошка, причитает!
- Мяу-мяу, где же мои котятки? Исчезли вместе с Валенком! Мяу, детки мои, отзовитесь! О горе, мяу, горе!
Откуда же пожаловало такое горе горькое на тихий чердак? Никто его и не заметил.
Сегодня, как и всегда, забытые вещи проснулись по-стариковски рано, лишь первый луч заглянул в слуховое окошко, и начали день со своих вечных охов и вздохов.
- Ох, почему о нас забыли хозяева? - вздыхал столетний Чугунок, почесывая шершавые от времени бока, - разве они больше щи не варят?
- Печь не топят, каши не едят? - подхватывал долговязый Ухват с паутиной на рогах.
- Неужели хозяева больше в бане не парятся? - недоумевал бородатый Берёзовый Веник.
- Ох, когда же придут за нами? Я скоро совсем рассохнусь без заботливых рук, - сокрушалась широколицая Бадья и, тихонько поскрипывая, переминалась с ноги на ногу.
Одними лишь воспоминаниями жили забытые вещи. Воспоминания согревали их и оживляли улыбками их старческие, сморщенные от времени физиономии.
- Помнишь, как ловко вынимал я тебя из печи? Ни капли, бывало, не расплескаю, - весело подмигивал Ухват белобровому Чугунку.
- А какие душистые щи да каши мы с тобой варили! - гордо подбоченивался Чугунок, молодея на глазах.
- Помнишь, Бадья, как неутомимо я трудился в бане? - шелестел старый Берёзовый Веник. - Как славно пахло в бане моим берёзовым листом!
- А сколько чистой-чистой воды я туда переносила! - скрипела ему в ответ Бадья и расплывалась в улыбке.
И тянулась, тянулась, не спеша, нить воспоминаний, разматывался клубок былой жизни.
Один только Валенок был бодр и весел и широко улыбался своим вечно разинутым ртом. Ведь он был при деле: нянем работал. Ему хозяйская кошка Пятнашка доверяла своих котят: Чёрное Ушко, Чёрный Бочок и Чёрный Хвосток. Крошки еще не умели ходить и все время спали, посапывая, в тёплом Валенке. Сегодня у них прорезались глазки, и Валенок, гордый за своих питомцев, сиял от счастья, не хуже лакированного штиблета.
Пятнашка была единственным существом, не забывавшим о старых вещах на чердаке. Вот и сегодня в проёме слухового окошка, затмив солнце, появился её изящный силуэт. Важно помахивая своим шикарным хвостом, Пятнашка повернулась на подоконнике сначала одним боком, затем другим, хвастаясь своей пушистой белой шубкой, которую природа, казалось, не глядя избрызгала чёрной краской. Но кошка носила её с неподражаемой грацией, словно царскую мантию. Наконец, усевшись на подоконнике, Пятнашка промурлыкала:
- Привет, всё тоскуете?
Засветившись радостной надеждой, обступили её забытые вещи:
- Какие новости, Пятнашка?
- Здравствуй, душечка!
- Вспомнили о нас хозяева?
- Скоро они за нами придут?
Как всегда, Пятнашка подробно доложила им о последних хозяйских новостях:
- Хозяин баню топит, воду в вёдрах носит, холодных, блестящих и гремучих. И много новых веников наломал.
Бадья и Березовый Веник повесили носы.
И Ухвата, и Чугунка кошка тоже сумела опечалить:
- Хозяйка щи в кастрюлях варит. Вы ей не нужны. Сколько раз вам повторять? Вы здесь на заслуженном отдыхе. Так отдыхайте! За вас теперь другие работают.
Нет, не жалела их Пятнашка. Любила, но не понимала.
Кошка спрыгнула с подоконника и направилась к печной трубе, где обычно стоял Валенок, но ...его там не оказалось! От ужаса её шёрстка встала дыбом.
- Где же мои котятки?!
- Ах, исчезли вместе с Валенком! - развел руками старый Ухват, оглядываясь по сторонам.
Напрасно звали и искали их забытые вещи. Сбились с ног и Ухват, и Веник, обшаривая все закоулки. Но их нигде не было. Совсем почернел от горя Чугунок. Бадья грузно плюхнулась на пол, выставив лапти - ноги её больше не держали:
- Не уберегли крошек! Ах, я рассыплюсь от горя!
Рыдая, звала котяток Пятнашка:
- Отзовитесь, мои детки: Чёрное Ушко, Чёрный Бочок, Чёрный Хвосток!
Но даже на мамин голос не отзывались котята.
Вот такое тяжёлое горе навалилось на обитателей чердака в это утро. Вот почему рыдала и причитала Пятнашка.
Вдруг открылась дверца, и на чердак внесли да оставили еще одну вещь - старинный медный Самовар.
- Вот и я в отставку вышел, - прокомментировал Самовар, как бы подбадривая себя, и молодецки подкрутил седые усы.
- С новосельем, уважаемый!
- Будьте как дома! - радушно приняли его забытые вещи.
- В фуражке и весь в медалях - ветера-ан! - восторженно всплеснул Веник сухими листочками.
Самовар поправил свои круглые очки, с достоинством поклонился, огляделся, и седые его брови взлетели под самую фуражку.
- Ба! Какие печальные лица!
Забытые вещи поделились с ним своим горем. Честное и бесстрашное лицо Самовара вызвало у них доверие.
- Помогите, подскажите, где искать моих деток! - простонала Пятнашка.
Вдруг из мрачного Паутинного царства, что скрывалось за печной трубой, с лихим свистом выскочил разбойник паук и прокричал, скаля кривые зубы:
- Котята и Валенок гостят у царя Паутинника в нашем Паутинном царстве! - И, раскачавшись на длинной паутине, разбойник снова исчез за печной трубой.
А там его уже ждал царь Паутинник, вальяжно развалившись на плетёном троне.
- Дело сделано, Ваше Величество, доложил паук царю Паутиннику.
- Ну вот, главное сделано: Валенок с котятами захвачен, а остальные за ними сами в плен пожалуют, - удовлетворенно хмыкнул толстым брюхом Паутинник, потирая обе пары своих мохнатых рук. - А мы их схватим, опутаем крепко-накрепко паутиной и уморим. И тогда весь чердак станет нашим Паутинным царством!
- Ура! Да здравствует царь Паутинник! - шёпотом просипело мохнатое паучье войско, вооружённое до зубов.
Вот такой злодейский заговор плёлся в Паутинном царстве, но забытые вещи о нём ничего не подозревали. Поэтому они поверили пауку и обрадованно загалдели:
- Вернём их домой!
- Там плохо, там темно и пыльно.
- Пойдемте же за ними!
Но их остановил рассудительный голос Самовара:
- Друзья мои, не торопитесь! - он сдвинул брови и, понизив голос, объяснил: - Это похоже на ловушку. Царь Паутинник хитёр и кровожаден. Валенок с котятами, видно, у него в плену.
- Я выручу их! - воскликнул Веник. - Мы, веники, лучше всех умеем сражаться с пауками.
- Нет, я, - заспорил Ухват. - У меня есть рога, крепкие, железные. Я ими один всю паутину оборву и освобожу пленников.
- Не спорьте, друзья! - остановил их Самовар. - Один против паучьего войска - не воин. Воевать надо по всем правилам военного искусства. Сначала надо вооружиться.
Порылся Самовар в старинном сундуке и нашел забытую саблю. Чугунку подошла старая мухобойка, а Ухват и Берёзовый Веник ни в чем не нуждались.
- Будьте нашим командиром, предложили Самовару забытые вещи.
Самовар построил свое войско по росту. Первым шёл Ухват, за ним Веник и Чугунок. Самовар обнажил саблю и скомандовал генеральским голосом:
- Вперёд, на Паутинное царство!
Пятнашка и Бадья, провожая воинов, махали вслед платочками.
Приблизившись к печной трубе, Самовар отдал команду: "Окружай!"
Ухват и Чугунок зашли справа, а Самовар и Веник - слева и, окружив паучье войско, застали его врасплох. Бой был недолгим, но упорным. Веник выметал пауков дюжинами. Ухват подбрасывал их на рога вместе с паутиной и выбрасывал в окошко.
- Ура! Выметай их в окно! - кричал разгорячённый Берёзовый Веник.
- Коли их, коли! - громыхал Ухват.
Чугунок воевал молча. Только слышалась работа его мухобойки: "Бац! Бац! Бац!"
Самовар сражался с самим восьмилапым царём Паутинником, который пускал в ход сразу четыре ножа и две верёвки. Но Самовар оказался храбрым воином. В панике бежали остатки паучьего войска, а за ними унёс свои лапы и царь Паутинник.
Кошка Пятнашка и Бадья, не дожидаясь окончания жаркой схватки, отыскали Валенок в самом углу бывшего Паутинного царства. Он лежал на боку, ото рта до самого верха замотан-запутан паутиной, так что и пикнуть не мог, лишь заморгал своими добрыми глазами, когда увидел друзей. Пятнашка разорвала коготками паутину и извлекла из Валенка задыхающихся котят.
- Живы мои крошки, живы мои котятки: Чёрное Ушко, Чёрный Бочок, Чёрный Хвосток! - замурлыкала мама-кошка, прижав их к сердцу.
Все обитатели чердака от души радовались и ликовали.
- Спасибо вам, друзья! Вы спасли моих детишек от верной гибели, - промяукала Пятнашка со слезами счастья на глазах.
Вдруг со двора донёсся шум мотора. Долговязый Ухват выглянул в окошко и сообщил радостную весть:
- Хозяева вещи грузят. В новый дом переезжать собираются.
Засуетились, оживились забытые вещи, затараторили все разом:
- Вспомнят, вспомнят о нас, наконец!
- Наверняка и за нами придут!
- Как же без нас в хозяйстве-то!
Но Пятнашка поспешила развеять их иллюзии:
- Друзья, вы там не нужны. В новом доме газ, водопровод, ванная, - и, заметив как потухли их глаза, добавила с ободряющей улыбкой: - И мне там делать нечего. Там печки нет.
- Вот и славно, - обрадовался Самовар. - Будет у нас Пятнашка хозяюшкой, а мы ей будем помогать по хозяйству.
- И котят воспитывать, - подхватил Валенок.
Остальные вещи с радостью согласились. Спустились они с чердака вниз и стали весело жить-поживать в старой избушке.
Каждое утро с восходом солнца раздавалась зычная команда Самовара:
- На зарядку ста-ановись!
И забытые вещи, и котята начинали каждый новый день с зарядки.
- В здоровом теле - здоровый дух, - приговаривали они.
И действительно, уныние и тоска исчезли из их жизни прочь. Весь день забытых вещей был наполнен радостными хлопотами. Веник уборкой занимался, ни паутинки в избушке не оставил. После уборки с котятами играл. Очень любили его игры малыши. Он так забавно и загадочно шуршал! Самовар починил рассохшуюся бадью, и теперь она воду носила, а еще ...котят качала, как всамделишная качка. Чугунок и Ухват хлопотали у печи, помогали Пятнашке щи да каши варить и котят кормить.
- Хорошие у меня помощники, нахваливала их Пятнашка.
- Хорошая у нас хозяюшка, - не могли нарадоваться на неё забытые вещи.
Самовар занимал почётное место на столе и был очень разговорчив.
- Уж сотню лет служил я своим хозяевам, не зная ни праздников, ни выходных, - говаривал он. - А сколько разных историй выслушал я по долгу службы! Бывало, соберутся мои хозяева вокруг меня и рассказывают, вспоминают... А хозяйка мой чай разливает.
Вечерами забытые вещи и Пятнашка с котятами тоже рассаживались у Самовара, пили земляничный чай и с интересом слушали захватывающие истории из жизни его прежних хозяев. Заглянул как-то раз любопытный месяц в окно избушки и услышал:
- ...И тут мой раненый хозяин поднял казаков в атаку...
Да так заслушался рогатый месяц, что нипочем не хотел продолжать свой путь по небу, пока рассказ Самовара не окончился победой казаков под командованием его любимого хозяина. В другой раз и полная луна подслушала воспоминания Самовара о сельской ярмарке и весёлой свадьбе.
Так шло время. Подрастали котята.
Однажды ночью, когда все спали, Чёрный Хвосток проснулся от странного скрипа. Он увидел, как открылось окно, и в избушку проникли два вора. Высокий, худой вор включил фонарик, а толстый вор, противно хихикнув, воскликнул:
- Самоварчик!
- Бери его, а я поищу иконы, - скомандовал высокий.
Ничего не подозревавший Самовар продолжал дремать на столе, сняв очки. Надо было спасать доброго старичка! Ударил Чёрный Хвосток большой ложкой по печной заслонке - БАМ, БАМ, БАМ - и крикнул:
- В избушке воры!
- Проснулись котята и набросились на воров со страшным визгом:
- Р-расцарапаю!
- Р-разорву на части!
- Р-растерзаю в клочья!
Испугались воры, бросились назад в окно. Долговязый выпрыгнул так быстро, словно за ним черти гнались, а толстяк со страху в окне застрял.
Тут подоспели Берёзовый Веник с Ухватом и еле-еле его наружу выпихнули. Если б не железные рога Ухвата, торчать бы толстяку в окошке.
Старый дедушка Самовар был очень благодарен котятам за своё спасение.
- Спасибо, крошки. Я горжусь вами, - сказал он растроганно.
- Вот каких храбрецов мы воспитали! - радовались забытые вещи.
А как же, скажем мы, не зря же забытые вещи старались. С тех пор жили обитатели той избушки спокойно и счастливо. Слава о храбрых котятах далеко разнеслась, так что ни один лихой человек к старой избушке и близко не подходил.


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (576) 
Форма комментированияСказки

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.