Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Бекиш Елена«Байки бывалого боцмана»

Билибин Иван - Заставка к сказке «Белая уточка»
Билибин Иван
Заставка к сказке «Белая уточка»

Мы с мамой плывём на пароме по озеру с каким-то глупым названием. Я думал, что мне понравится, ведь раньше я и не знал что такое паром. Когда папа сказал, что нам больше не нужно каждое лето снимать дачу, потому что он купил домик в деревне, моему восторгу не было предела. Я прыгал по комнате как заводной, пока не кончились силы. Упав на диван, я подумал, что больше сегодня уже ни разу не прыгну. И тут папа говорит:
- А чтобы попасть в деревню, нужно на пароме переправиться через озеро.
- Ура! Я поплыву на пароме! – крикнул я во всё горло и запрыгал с удвоенной силой. Знал бы я тогда какая это скукотища!
Паром тащится, как черепаха. Сверху палит солнце, укрыться от него негде. Вода спокойная, как молоко в блюдце. Папа с мамой говорят о каких-то стройматериалах, будущих грядках и прочей ерунде. Я с тоской посмотрел вокруг и сплюнул себе под ноги.
- Эй, мальчуган! – услышал я за своей спиной хриплый голос,- негоже на палубу плевать.
Обернувшись, я увидел старого паромщика. Стало стыдно и в то же время досадно. Поэтому я принял независимую позу и спросил:
- А что такого-то?
- Примета плохая, - хитро прищурившись, сказал старик.
- А я в приметы не верю! – сказал я и отвернулся. Паромщик не ругался, не старался завести со мной разговор, и я стал исподтишка наблюдать за ним.
Пожалуй, он был самой интересной фигурой на этом пароме. Его седые курчавые волосы сизой шапкой нависали над густыми кустистыми бровями. Короткая борода скрывала крепкий подбородок и уходящий под седые колечки старый шрам. Тельняшка выцвела то ли от солнца, то ли от времени. Кожа обветрилась и загорела. Сильные руки покрыты наколками. Чтобы рассмотреть их, я подвинулся ближе. Ого! Якорь, какая-то страшная рыбина и даже затонувший парусник. Я поднял глаза, чтобы получше разглядеть шрам, и встретился с паромщиком взглядом. Удивительно синие глаза его смотрели на меня с доброй усмешкой.
- Что, невесёлое путешествие? - спросил старик.
- Да-а. Я-то думал, будет корабль и озеро, чтобы берегов не видно, а тут. – и я уныло замолчал.
- Не повезло тебе. Ни корабля, ни капитана.
- А вы раньше матросом были, да? – спросил я.
- И юнгой, и матросом приходилось.
- А капитаном?
- Сошёл на берег боцманом. Теперь глажу воду на родных просторах. Я ведь родом из этих мест.
- Боцманом? - переспросил я. - А что, и в дальнее плавание ходили?
- Было дело, - сказал паромщик.
- Дяденька боцман, а расскажите что-нибудь про настоящее море, - попросил я. Паромщик хитро улыбнулся в курчавую бороду и поманил меня к себе рукой.
- Свистать всех наверх! Погода отличная, минутка свободная, устраивайся поудобней на палубе. Расскажу тебе о романтике нашей профессии. Только, чур, не перебивать! С тех пор как человек стал осваивать море, сложилось немало примет и обычаев. Верить в них или нет, каждый решает сам. Моряки знают их, а раз уж ты морем интересуешься, пора и тебе узнать.
Издавна не любят моряки понедельника, пятницы и тринадцатого числа. Бывало и такое, что капитаны под любыми предлогами задерживали выход судна в море, лишь бы не отдать швартовы в несчастливый денёк. Не всем это нравилось. И вот в Англии правительство решило доказать, что морские приметы - это пустяки. Специально в пятницу начали строительство корабля, дали ему имя "Пятница". На воду тоже спустили в пятницу. Выход судна в самый первый рейс тоже устроили в пятницу. Да только пропало то судно, исчезло без следа! Вот тебе и пятница!
- Ой, а как же вы? Вы ведь тоже на той «Пятнице» были?
- Ах, я, старый! Забыл тебе сказать-то, что было это ещё в восемнадцатом веке.
- А «Пятницу» так никто и не нашёл потом?
- Сгинула «Пятница», как будто и не было её. Ну, и как не верить в приметы? Вот хотя бы семи мачтовая шхуна "Томас Лаусон".
- А «Лаусон»-то ваш корабль?
- Экой ты любопытный, дружище! Уж не Анатолием ли тебя звать?
- Толей,- опешил я,- а вы откуда знаете?
- А все Анатолии повышенной любознательностью страдают. То ли то, то ли это? То ли было, то ли нет? Договорились же – не перебивать.
- Я больше не буду, так что там про шхуну-то, про «Лаусена»?
- Имя шхуне дали в честь человека, написавшего книгу "Пятница – тринадцатое число". Большая это была шхуна, считалась тогда самой крупной в мире. А погибла на подводных камнях в 1902 году именно в пятницу, да ещё 13 декабря!
- Вот чертовщина-то! – вырвалось у меня, но паромщик не рассердился, а невозмутимо продолжил рассказ.
- Ещё какая! И на моём корабле приметы уважали. Бывали среди нас и такие моряки, которые, желая чихнуть, опрометью кидались на правый борт. А всё потому, что чихнуть стоя на левом борту – верный признак кораблекрушения, а добрый чих на правом – удача в плавании. Свистеть, когда пожелаешь, тоже не годится! Попробуй-ка, свистни во время шторма – тут же отправишься в трюм для раздумья. Ибо, свистеть в это время – значит, усиливать ветер. Другое дело – легонько насвистывать в штиль. Это – к долгожданному доброму ветру. Моряки выстраивались лицом в ту сторону, откуда ждали ветер, и начинали исполнять художественный свист. Такие трели выдавали! Настоящий концерт!
Паромщик немного помолчал и достал из кармана носовой платок.
- А вот такой простой карманный платочек с четырьмя узелками вполне мог повлиять на направление ветра.
- Да ну? – воскликнул я. - Платком, что ли махали?
- Зачем платком махать, коли парус есть? Всё дело в узелках! - и старик быстро завязал по узелку на каждом конце платочка. - Узелки считались сторонами света в соответствии с компасом. Развязывая нужный узелок, моряк верил, что вызывает ветер нужного направления. Если ветер не менялся, моряка ещё и ругали – зачем не тот узелок развязал!
- Шутите?!
- Истинная правда!
- А в дальнее плавание ходили?
- Случалось. Вот, например, переход через экватор. Пассаты в той части океана образуют полосу безветрия. Парусные суда, бывало, задерживались по этой причине на несколько месяцев. Под раскалёнными лучами солнца вода и продукты быстро кончались. Тогда мореплаватели упрашивали морского царя - Нептуна, чтобы он дозволил им пересечь экватор. Подносили ему дары, опуская в воду часть своего груза.
- Ого! И вы тоже Нептуну дары подносили?
- Нет, конечно, но в древности многие так делали. Давно прошли те времена, но традиция осталась. Теперь Нептун посещает каждое судно, пересекающее экватор.
- Нептун-то настоящий?
- Тебе решать. Слушай. Ох, и весело проходит этот праздник! Судно пересекает экватор – раздаётся длинный гудок. На палубе у бассейна собираются свободные от вахты члены экипажа. Появляется Нептун и его свита: русалки, черти и морской доктор. Все свистят, кричат, гримасничают, корчат страшные рожи. Нептун садится рядом с бассейном. Капитан почтительно докладывает Нептуну о судне, его грузе и курсе следования. Подаёт список тех моряков, кто пересекает экватор в первый раз. Потом просит разрешения пройти через экватор. Нептун вызывает новичков по очереди, доктор "прослушивает" их. А потом черти хватают каждого и бросают в бассейн прямо в одежде. Если же нет бассейна, то можно и в бочку окунуть, и за борт отправить поплавать, а потом на тросе втащить обратно. И всё это с пением, шутками да прибаутками. Искупавшимся русалки подносят кружку вина из бочки. А на память вручают особую грамоту.
- Толик! Приплыли! – услышал я мамин голос, возвращающий меня с экватора на палубу парома.
- Ну вот! Чего ж так быстро? – с досадой воскликнул я.
- Вам отсюда-то ещё далеко добираться? Куда путь держите? – спросил боцман.
- Да нам в село Доброе. Папа там домик купил.
- Значит, соседями будем. На селе спросишь, где паромщик живёт. Тебе каждый укажет. В гости запросто заходи. Я тебе грамоту самого Нептуна покажу.
- Спасибо. Я зайду.
- А коли не боишься чертей и русалок, приходи в День Флота на пристань. Грамот у нас не дают, а вот искупать или на лодке прокатить – это можно!
- Не боюсь! Обязательно приду! Дяденька, а как озеро-то ваше называется? Мне мама говорила, да я не запомнил.
- Хорошее.
- Точно! Хорошее!!
Я побежал к маме и папе, но вернулся, достал из кармана носовой платок и вытер то место, где плюнул на палубу. Уже с берега я закричал уходящему парому:
- Дяденька, а вас-то как звать?!
- На селе кто Бывалым зовёт, кто Боцманом! – и паромщик махнул мне рукой.
-Толик, смотри какое озеро красивое ,если смотреть с этого берега! - воскликнула мама.
- Потом посмотрю. Самое главное теперь не оборачиваться. Бабушка говорила, что когда с кем-то прощаешься и хочешь встретиться вновь – не смотри назад.
- Вот не знал, что у нас сын суеверный! – проворчал папа. – Ну, раз не хочешь на Хорошее любоваться, впрягайся в работу. Бери рюкзак, и в дорогу!
- В дорогу! – гаркнул я, и мы зашагали навстречу Доброму.


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (527) 
Форма комментированияРассказы о детях

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.