Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Черкашин Павел«Как Стефаний Пермский коми народ крестил»

Билибин Иван - Заставка к сказке «Белая уточка»
Билибин Иван
Заставка к сказке «Белая уточка»
Сказ народа коми

Давным-давно это было. Так давно, когда на три села был всего один топор. Селяне сначала в одном селе кололи, рубили, строили, затем в другое село топор отдавали. Во втором селе поработают, а уж потом очерёдно и в третье передают. Вот как давно это было…

Рис. Ангелины Сбежневой
Рис. Ангелины Сбежневой

В те стародавние времена жили-были коми люди. Жили они в густом дремучем лесу, на берегу красивой и богатой Елвы-реки, жили, не тужили, добросовестно и крепко ведя своё общее хозяйство. Мужчины занимались охотой и рыбалкой, женщины собирали лесные дары, держали скотину и вели домашнее хозяйство.
Далеко-далеко был этот благодатный край от больших городов, потому-то, видать, и царских указов коми народ никогда не слыхивал. А что ещё нужно для спокойной и привольной жизни.
Но вот однажды прослышал коми народ небывалую новость. То ли путник случайный принёс эту весть, то ли сорока на своём длинном хвосте принесла. Так было или эдак – теперь уже всё равно, да и не суть как важно. А прознать довелось то, что поднимаются по их реке в лодках-ладьях русские люди.
Забеспокоились вольные лесные жители, затревожились, с добром ли светлым со злом ли чёрным едут к ним далёкие соседи, никогда прежде в их местах не бывавшие, за одним столом не сидевшие, одни песни не певшие. Вышел весь коми народ от мала до велика на высокий берег Елвы-реки и стал ждать. Наконец показалась из-за крутого поворота первая лодка русских людей.
Стали вглядываться лесные жители в плывущих к их родному берегу гостей и видят, стоит в полный рост на носу передней ладьи богатырского вида бородатый человек в просторной красной рубахе, а на груди у него большой крест висит. И был это русич Стефаний Храп, которого позднее Пермским прозвали.
Причалили лодки к берегу, сошли на землю коми народа русские люди, поклонились хозяевам, стали знакомиться. После знакомства выяснили обитатели деревень да сёл лесных, что не просто так приехал в их края Стефаний Пермский, а с великой миссией. А миссия русичей в том заключалась, чтобы коми народ в веру Христову обратить.
Вот поднялся Стефаний Пермский со своими добрыми молодцами на берег высокий, огляделся вокруг, осмотрелся внимательно и оцепенел вдруг от дива дивного, никогда им доселе не виданного. Остолбенели от чуда чудного и его добры молодцы. Стоят, как зачарованные, и смотрят на диковинное дерево на красивом холме растущее. Огромное-преогромное, кроной облака подпирающее, во все стороны величаво свои ветви раскинувшее.
А добра на нём разного – видимо-невидимо!
И рушники-то на нём полощутся расшитые, и шкуры зверей лесных висят всевозможные: вот лося длинноногого, вот медведя косолапого, вот росомахи неуклюжей, а вот и соболя да лисы меха драгоценные.
Стоит пришлый русский люд и диву даётся, глаза их и те верить отказываются! Попробовали добры молодцы взяться за руки да обхватить и измерить ствол дерева. Но не тут-то было. Пусть и не мало их в лесной край со Стефанием на ладьях приплыло, а всё равно рук не хватило. Такое оно было большое.
Не глуп был Стефаний, сразу смекнул он, что вовсе не простое дерево стоит перед ним, а священное дерево народа коми. Вот только святость и сила чудо-дерева не христианская, а языческая.
И пришла тут в голову Стефанию мысль смелая, что надо это священное дерево, которому поклоняются и поклонялись веками лесные жители, разрубить в пух и прах, чтобы не осталось от него ни пня, ни веточки малой.
Взял он огромный топор с длинным топорищем и пошёл многовековое дерево рубить.
Рубит, рубит, рубит, пот не то что каплями, а ручьями обильными стекает с его лица, горячими солёными струями льётся на могучие плечи и грудь. Стали покидать Стефания силы, сделал он ещё три сотни ударов и совсем ослабел. Присел на холме отдохнуть-отдышаться и призадумался крепко. Как же это так случилось: целых полдня рубил, весь топор затупил, а срубить удалось лишь малую часть.
Решил Стефаний на завтра с раннего утра со свежими силами да с божьей помощью продолжить работу.
Лишь задрожал на востоке первый отблеск зари, лишь дохнул от реки свежий утренний ветерок, лишь подала одинокий сонный голосок из леса малая птаха, так и проснулся Стефаний. Вышел на улицу и первым делом взглянул на дерево непокорное. Взглянул, да так и ахнул от увиденного! Стоит дерево краше прежнего, стоит оно целое и цветущее, и ни зарубки на нём нет, ни царапинки.
Удивился Стефаний Пермский, но не оробел, не отступил. Подхватил рукой богатырскою свой топор, перекрестил его три раза, сам с молитвою трижды перекрестился, Христову помощь и заступничество испросив, и начал вновь рубить дерево.
С раннего утра и до позднего вечера рубил он ствол необъятный! Уже и солнышко на западе закатилось, и зорька вечерняя истаяла, погасла, и самого Стефания за высокими горами щепы не видать, а он всё рубил и рубил.
Сорок звёзд зажглось над землёй коми народа, когда в последний раз взмахнул Стефаний топором, и дрогнуло дерево, застонало, заскрипело и рухнуло с высоты поднебесной. И такое оно высокое было, что макушкой своей далеко на противоположный берег реки упало.
Лишь тогда отложил Стефаний Пермский топор, вытер ладонью пот со лба и молвил громко:
– На этом месте будет стоять храм Божий!
– Подожди, не торопись, – послышалось вдруг со стороны.
Оглянулся Стефаний, видит, перед ним пожилой человек стоит, на ногах у него кожаные сапоги, на голове соболиная шапка.
– Ты кто таков будешь? – спрашивает его Стефаний.
– Я – Пама, коми народа разум и сердце, – отвечает тот. – А ты кто будешь, пришлый человек? Не с добром ты пришёл к нам, священное дерево предков наших срубил.
– Я – Стефаний, русский человек. Привёз вам, коми народу, новую веру. Божью веру.
– Мы, коми, живём своей верой. Зачем нам новая? – не соглашается и качает головой Пама. – Ворочайся-ка ты обратно в свои края, там и живи с Божьей верой.
– А давай силой меряться, – говорит Стефаний. – Если ты, Пама, победишь, тогда коми народ останется в своей исконной вере, а если я возьму над тобой верх, то, не обессудь, придётся всем вам мою веру взять. Христову.
Договорились Стефаний и Пама палку перетягивать. Сели они друг против друга, оперлись ногами, плюнул Пама на ладони, перекрестился Стефаний, и взялись за палку.
Стефаний тянет в свою сторону, но и Пама не поддаётся, не хочется ему со старой привычной верой без борьбы расстаться. Боролись, боролись, наконец, стал терять Пама свои силы. Стефаний почувствовал это, поднатужился и перекинул Паму через голову.
Только случилось это, как налетел откуда-то сильный ветер, зашумел, застонал под его напором многовековой лес, в Елве-реке вода тёмными волнами вспенилась.
Не согласился Пама с одним испытанием, предлагает Стефанию три раза силой меряться. Не воспротивился Стефаний и, уповая на волю Божью, ударил по рукам с Памой.
Придумали они второе испытание: кто быстрее обойдёт вокруг селения. Стефаний молод да здоров, а Пама стар. И это испытание выиграл Стефаний.
Пуще прежнего зашумел под ветром лес, закричали в испуге птицы, зарычали в тревоге звери.
– Третье испытание, – пугает Стефаний Паму, – будет таким: сейчас разведём большой костёр, а как пламя разгорится, мы через него прыгнем. Чья вера сильнее – тот и спасётся.
Разожгли коми люди и русские добры молодцы огонь, затрещали раскалённые поленья, и взметнулись на холме жаркие языки пламени в человеческий рост.
Помолился Стефаний, осенил себя крестным знамением, разбежался и перепрыгнул через костёр. Как птица перелетел! Опустился на землю и зовёт:
– Давай, Пама, теперь твой черёд!
Отошёл Пама для разгона подальше и побежал. А пока бежал, все силы истратил. Подпрыгнул Пама неуклюже над костром, коснулись его ног жгучие языки пламени, и сгорел Пама в одно мгновенье, облачком дыма над лесом растаял.
Задрожала, застонала земля, забурлила вода в реках и озёрах, вспыхнул лес – это коми народа разум и сердце сгорели…
Кто был против крещения, те ушли ещё дальше в глухие дикие леса, а кто решил принять новую веру – остались.
Собрали добры молодцы оставшихся лесных людей и повели к реке. Там в Елве и принял коми народ крещение, обретя веру Христову.
– Не бойтесь, коми люди, – произнёс Стефаний Пермский, – от имени Господа нашего благословляю вас на жизнь с достатком, с хлебом-солью! Рожайте и воспитывайте детей по заповедям Божьим, а Господь сохранит вас от огня, воды и прочих бед.
Не поклоняйтесь как божествам деревьям, солнцу и луне, а стройте на своей земле храмы Божьи и почитайте Христа в его доме, – напутствовал Стефаний лесных людей на прощание.
С этого дня началась у коми народа новая жизнь.

17 августа 2005 года
Мужи

Перевод с коми Анны ХУДАЛЕЙ,
авторизованная литературная обработка Павла ЧЕРКАШИНА


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (523) 
Форма комментированияСказки

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.