Классическая пейзажная лирика   Современная пейзажная лирика   Галерея пейзажей   Пейзажная лирика   Антология пейзажной лирики   Каталог литературных сайтов Новости сайта  
 
 
 
 
 
 
 

Гагарина Наталья«Предназначение»

Билибин Иван - Иллюстрация к «Сказке об Иване-Царевиче, Жар-птице и Сером волке»
Билибин Иван
Иллюстрация к «Сказке об Иване-Царевиче, Жар-птице и Сером волке»

Лунный свет заливал комнату, меняя очертания предметов, искажая формы и ощущения. Она накрывалась одеялом с головой, но свет, казалось, проникал даже туда. Холодный, тягучий, как патока, он пугал ее.
Ее страхи были не похожи на обычные детские страхи. Днем она забывала о них, играя с подружками, помогая матери по хозяйству, а с приходом ночи старалась найти в доме уголок, куда не заглядывало круглое лицо луны.
Ведь еще совсем недавно она не боялась ни темноты, ни луны. Самые страшные рассказы в кругу подружек - о черной руке, что по ночам стучится в дверь, о слепом человеке с мешком, полном отрезанных голов, о привидениях и ходячих мертвецах не пугали ее.
Она отваживалась на любые подвиги - залезала на самые высокие деревья, ночью ходила на кладбище, даже относила еду нелюдимому слепому старику, что жил на самой окраине деревни - подальше от людских глаз. Ходили слухи, что он - колдун.
Она и сейчас могла делать все тоже самое - но только днем. Темнота и луна лишали ее последних сил. Плохой погоде она радовалась, как манне небесной, потому что тучи, плотной пеленой затянувшие небо, не давали луне найти ее.
Но сегодняшняя ночь была погожей - над деревней свободно раскинулось бескрайнее темное небо, полное звезд. Лунное молоко расплескалось лужами по улицам.
Она со страхом ожидала, когда снова начнется то же самое, что произошло впервые месяц тому назад. В ту ночь она спокойно спала, отдыхая от полного событий, яркого летнего дня, набираясь сил для дня следующего. Луна светила прямо в окно, освещая чистое детское лицо с правильными чертами, темные волосы, заплетенные в две короткие косички.
Что-то нарушило спокойный сон девочки. Внезапно она села в кровати и обвела глазами комнату - все тихо, спокойно, все вещи и предметы на своих местах. Она подождала, пока успокоится гулко бьющееся сердце, и снова опустила голову на подушку. В этот момент от стены отделилась полупрозрачная фигура в белом одеянии, медленно подплыла к кровати и встала у ее ног.
Нечеловеческий ужас сковал ее горло. Она хотела закричать, но крик застрял серым комочком где-то глубоко внутри нее и никак не желал вырываться наружу. Так бывает во сне, когда ты видишь кошмар и никак не можешь закричать и проснуться от собственного неистового крика - и только слабый стон слетает со спящих губ...
Фигура простояла какое-то время и растаяла так же внезапно, как появилась. Ледяное оцепенение спало с нее, как шелуха, и она бросилась с криком, в слезах, к маме, в ее надежные, добрые руки, которые могут спасти и защитить от любых страхов и ночных кошмаров.
Мама успокоила перепуганного ребенка и снова уложила в кровать. Но девочка так и не смогла заснуть до рассвета, ожидая появления страшной фигуры. Когда забрезжило утро, она наконец-то смогла ненадолго уснуть. На следующий день она чувствовала себя больной и разбитой.
Через несколько ночей все повторилось снова, потом опять и опять. Мать сводила дочку в церковь, где священник с молитвой облил ее святой водой, окурил дымом. Такую же процедуру провели дома - но этой же ночью фигура появилась снова. Мать пробовала не спать, чтобы проверить слова ребенка, но - странное дело! Перед появлением призрака, все, кто находился дома, попадали под действие непонятного сна, который валил с ног любого, самого стойкого человека, кроме нее - маленькой одиннадцатилетней девочки. И ей опять в одиночку приходилось бороться с охватившим ее страхом.
Когда священник объявил, что помочь не в силах, она сводила ее к колдуну, потом - к бабке-знахарке из соседней деревни, потом повезла в город к врачам. Но все попытки были тщетны, и призрак снова и снова появлялся в тихие лунные ночи.
От постоянного недосыпания девочка похудела, румяные когда-то щечки осунулись, побледнели.
В одну из ночей ей придумалось, что привидения не любят белого цвета. Она упросила мать привезти ей с ярмарки в городе пару белых носок - ни у кого в деревне не было такой ненужной роскоши.
Вчера, когда мать вернулась с ярмарки, она вручила ей заветный подарок. И сегодня, старательно натягивая их перед сном, она тихонько ликовала внутри себя - привидение еще не знает, какой неприятный сюрприз она ему приготовила! Почему-то ее не покидала уверенность в том, что белые носки могут испугать привидение.
Когда лунный свет стал наполнять комнату, уверенности заметно поубавилось. Натянув одеяло до самых глаз, она напряженно ждала.
Вот, наконец, силуэт призрака остановился у ее кровати. Она рывком выставила обе ноги в носках, из-под одеяла и заранее торжествуя, ожидала результата.
Она была готова к чему угодно: к шуму, крикам и стонам - а вместо этого услышала тихий смех. Негромкий, спокойный - он словно звучал у нее в голове. И тут произошло настоящее маленькое чудо - страх оставил в покое ее замученное сердечко. Ужасные и злобные существа не умеют смеяться так искренне.
Ее охватило любопытство. Она осторожно приоткрыла один глаз, затем другой, высунула из-под одеяла курносый нос и улыбнулась в ответ. А потом вспомнила о своем страхе, слезах, бессонных ночах и уже ничего не боясь, в полный рост вскочила на кровати.
- Тебе смешно?! - возмутилась она. - Немедленно убирайся отсюда, слышишь? Я больше не боюсь тебя!
- Знаю, - ответил тихий голос в ее голове. - Ты не сердись понапрасну, так было надо. Скоро ты все поймешь.
- Надо? Тебе надо было так пугать меня?! Ты - самый отвратительный и жестокий призрак на свете! Ты, ты... ты злющее привидение у которого нет совести!
- Я - не привидение, - улыбаясь, сообщил голос.
- Ну, дух, какая разница!
- Я не привидение, не дух, и не призрак. Я - ангел. Меня зовут Габриэль.
Она презрительно фыркнула:
- Ври больше! Ангелы совсем не такие, я видела их в церкви! У них золотые волосы и голубые глаза, они одеты в красивые белые платья и еще - они очень-очень добрые! Они никогда не стали бы так мучить меня!
- Это было испытание, - ответил ангел. - Ты избрана для особых дел, но сначала необходимо было испытать твою стойкость, узнать силу твоего духа...
- Все равно я не верю тебе!
- Но я правда ангел...
- У настоящих ангелов есть крылья!
Габриэль опять тихо рассмеялся.
- Такими нас придумали люди... А мы - просто свет... Но если ты этого хочешь - смотри!
В темной комнате вспыхнуло нестерпимое сияние. В центре его стояла высокая фигура со сложенными на спине крыльями - в такой тесноте не хватило места их развернуть.
Каким было его лицо - описать невозможно, но девочка поняла, что навсегда запомнит этот лучистый взгляд, что проникал в самую душу. Ее охватило непонятное чувство, и она заплакала, зная, что больше никогда в жизни не увидит ничего прекраснее.
- Не надо плакать, - прошептал Габриэль, когда сияние погасло. - Пойдем со мной, не бойся ничего...
Она доверчиво взяла его за руку и слезла с кровати. От порога дома бежала лунная дорожка, и они пошли по ней - маленькая фигурка в носках и длинной ночной рубашке и высокий светящийся силуэт. Спустя некоторое время девочка увидела странную вещь - навстречу ей по дороге двигалось что-то очень знакомое. Ух, ты! Да ведь это же она сама!
Перед ними, прямо в воздухе, висело странное зеркало без краев. Девочка видела в нем себя, но ее спутник в зеркале не отражался. Она вопросительно посмотрела на ангела.
- Это дорога только для тебя. Мне и так открыты все пути... И еще - никто не должен знать, что я с тобой рядом. Все остальные будут видеть тебя одну. Иди вперед, не бойся!
Она недоверчиво посмотрела в зеркало и дотронулась пальчиками до холодной поверхности. Безупречная гладь дрогнула, зеркальный двойник разбился, побежал рябью, кругами по воде... Зеркало только казалось прочным, рука с легкостью прошла сквозь него, не встретив препятствий. Словно она действительно опустила ее в холодную воду. Девочка задержала дыхание, и смело шагнула вперед.
Ощущения были очень странными, не похожими ни на что. Ей показалось, что каждая частичка ее тела поменялась на противоположную, словно вывернувшись наизнанку. Все было на месте - руки, ноги, голова, но в тоже самое время, все было совершенно по-другому.
Она оказалась в пространстве, напрочь лишенном привычных понятий - верх-низ, право-лево. Не было цвета, звука, расстояния.
- Где мы? - шепотом спросила она. Голос, лишенный красок и тембра шелестел, как сухая трава.
- Это - Начало. Отсюда мы отправимся в путешествие. Я покажу тебе то, что недоступно обычным людям. Тебе нужно только смотреть и постараться понять то, что ты увидишь...
И он повел ее тайными путями сокровенных знаний. Он открывал перед ней человеческие сердца и учил читать их, видеть скрытые знаки, запечатленные в них...

* * *

Путешествия никогда не повторялись. Ангел показывал ей все новые и новые удивительные страны, людей и события. Она никому не рассказала о Габриэле, даже матери. А дома все обратили внимание, что здоровье девочки заметно улучшилось, она перестала бояться темноты и лунного света. И только мать заметила, что глаза дочки стали какими-то другими, туманными. Взгляд ее был рассеян, она словно смотрела на то, чего не видят другие. Она перестала интересоваться обычными играми девочек-сверстниц, и если не было работы по дому - просто сидела где-нибудь и молчала, думала о своем.
В одну из ночей они оказались в незнакомом восточном городе, на базарной площади. Вокруг было много людей в пестрых, разноцветных одеждах. Они оживленно жестикулировали, смеялись, ругались и спорили - но голосов не было слышно. Ни запахов, ни звуков - только пресная картинка.
Девочка обратила внимание на то, что почти у каждого человека изо рта исходит какой-то неясный свет. У кого-то всего лишь слабое свечение, у кого-то - яркое, насыщенное сияние. И цвет этого сияния тоже был разным - коричневатый, зеленоватый, красный, синий...
- Что это такое? - спросила она Габриэля.
- Ты видишь свет их душ, - ответил ангел.- Чем ближе человек стоит к порогу, краю земной жизни, тем ярче свет - душа поднимается выше, готовясь уйти отсюда, в другую жизнь.
- А почему цвет разный?
- Так ведь и души у людей тоже разные - добрые, злые. Все дела и поступки человека меняют цвет его души. У негодяев и злодеев она сияет чернотой, полным отсутствием света - ты еще встретишь таких людей. Синий - цвет веры, желтый и оранжевый - доброта, искренность, красный и розовый - страсть, любовь, может быть тревога или страх, зеленый - надежда или жадность, белый - цвет истины... Но все это только понятия...
Ангел помолчал.
- Душа человека редко бывает одного цвета. Ты и сама скоро увидишь, сколько у нее цветов и оттенков. А потом, со временем научишься понимать, что они означают.
- Смотри! - она указала на нищего старика, который устало задремал, прислонившись к стене дома. Перед ним, в пыли, валялись две медные монетки - все, что подали ему за день. Сияние, которое усиливалось у него при каждом вздохе, было ярче, чем у всех.
- У него уже почти не осталось времени - подтвердил Габриэль. - Смотри на цвета. Видишь, черноты нет совсем - это был хороший человек.
"Был?" - подумала она про себя, но вслух спросила о другом.
- Много красного и розового - что это означает?
- Любовь, тревога... Он оставляет здесь человека, дорогого его сердцу и тревожится, как тот без него будет жить дальше...
Пока они говорили, свет внезапно отделился от губ старика и неуверенной шаровой молнией застыл рядом. Старый нищий умер тихо, во сне, и никто из людей, что были рядом, этого не заметил...
Сквозь пелену слез девочка увидела еще один призрачный силуэт. Он появился из-за спины старика и протянул руки навстречу светящемуся шару. Душа доверчиво легла в его раскрытые ладони. Затем они вместе растаяли в раскаленном добела небе.
- Это его хранитель. Он утешит его и проводит туда, где душу ждет покой... Пойдем, нам нужно торопиться!
На этот раз они оказались на берегу моря. Над морем раскинулась роскошная южная ночь, полная сияния звезд. Недалеко от берега высилась кичливая громада многоэтажного дорогого отеля. Теплый южный ветер донес до них аромат дорогих духов, обрывки разговоров и смех. Где-то хлопнула пробка от шампанского. К отелю подкатывали сверкающие лимузины, из них выходили нарядные мужчины и женщины в вечерних платьях. Похоже, все они собрались на какой-то праздник.
Девочка и ангел стояли в тихой оливковой роще, у каменного парапета, откуда отель и море были видны как на ладони. В свете луны листочки олив казались сделанными из серебра. Когда подул легкий ветерок, листья затрепетали, превратив деревья в серебрянные водопады. На секунду ей показалось, что вместо шума листвы в напряженном воздухе сейчас прозвучит тонкий звон.
Но вместо этого воздух взорвался страшным грохотом, потрясшим землю до самого ее основания. На несколько долгих минут она оглохла и едва не ослепла, увидев адскую ярость пламени взрыва. Слепящая вспышка уничтожила отель и всех, кто в нем находился - этажи сложились и осели, как карточный домик, погребая под многотонными завалами всех, кто мог остаться в живых.
Ее мозг отказывался поверить в увиденное - такая разительная пропасть зияла между двумя картинами - мирной, красивой жизни - и того, что от нее осталось: клубами дыма, огня и пыли...
Уши словно заткнули ватой - ни единого звука не доносилось до нее. Она не слышала ни криков о помощи, ни стонов раненых, ни истерических визгов сирен... Только широко раскрытые глаза, не моргая, впитывали в себя безмолвный ужас увиденного. А видели они многое.
Темное море осветилось непонятным зеленоватым светом, и над этой светящейся чашей залива она увидела их. Испуганные, растерянные, ничего не понимающие призраки когда-то живых людей столпились единым облаком. Она видела их всех вместе и в то же время могла разглядеть каждого по отдельности.
Все оказались в том виде, в каком их застала смерть - кто-то спал, кто-то мылся в ванной, кто-то пил, или занимался любовью - ничего не понимающее человеческое стадо.
Потом появилась неведомая сила. Призраки визжали, их облики искажались до неузнаваемости. Часть из них, превратившись в свет, медленно поднималась над кипящим морем. Оставшаяся часть менялась, человеческое обличье слезало с них, как ошпаренная кожа, ее ошметки клочьями падали в морскую пену.
Тут она поняла, о чем говорил ей Габриэль, когда упомянул о сияющей черноте. Некоторые души были не просто черные, в них не просто отсутствовал свет. В них сама тьма сияла невыразимой чернотой, и это было так страшно, что она зажмурилась и отвернулась.
Ангел перенес ее в тихую комнату и погрузил в сон. Но и во сне она не могла найти покоя - ворочалась и стонала. Он положил девочке на лоб свою холодную узкую ладонь и подождал, когда рассеются кошмары. И только с рассветом растаял в солнечных лучах.

* * *

Когда он появился в следующий раз, девочка не сразу его узнала. Габриэль был печален, его плечи сгорбились, словно на них лежал тяжкий груз.
- Сегодня мы видимся в последний раз. И сегодня я скажу тебе самое важное. Тебе надо набраться мужества и постараться принять все, что тебе откроется.
Ее сердечко похолодело.
- Можно, сначала я спрошу у тебя кое-что?
Ангел посмотрел ей в глаза.
- Я знаю, о чем ты хочешь спросить. Ты хочешь узнать, как тебе теперь жить дальше - после всего того, что ты увидела, и узнала? Ты хочешь спросить, зачем я тебе это открыл? И самое главное: ты хочешь узнать - что будет с тобой?
Она согласно кивнула головой. Ангел закрыл ей глаза руками, а когда отнял их, она зажмурилась от яркого света. На улице было лето. На улице стоял жаркий полдень, солнце шпарило вовсю. Неподалеку от них цвела акация, и ее аромат волнами стелился по земле.
Они опять оказались в незнакомом ей городе. Там было очень тихо. Так тихо, что можно было услышать, как жужжит муха. Но даже муха не жужжала в этом загадочном месте. Солнце, деревья, дома - и больше ничего.
Было очень жарко. Так жарко, что плавился асфальт. Темные расплавленные лужицы лежали вдоль улицы в незнакомом городе. Но когда она подошла поближе, то поняла, что это - совсем не лужицы, а что-то совсем другое.
Это оказались люди. Точнее, то, что от них осталось - только темные тени на асфальте улиц и стенах домов. В городе не осталось ничего живого - даже мухи растаяли в своем бестолковом кружении.
Маленькая девочка окаменела от страха и горя. Она стояла в мертвом городе и боялась сойти с ума. Позади нее стоял светлый ангел. Он взял ее за плечи и развернул лицом к себе.
- Зачем... - еле слышно прошептала она. - Ты показал мне...
- Этого еще не случилось, - мягко ответил ей знакомый голос. - Но люди неразумны и мы не в силах удержать их от самоуничтожения... Ты увидела все это и теперь сможешь рассказать людям о том, что их ждет. Они послушают тебя.
- Нет, не послушают, - она отрицательно покачала головой, - Кто я для них?
- Теперь ты для них будешь очень много значить, поверь мне. К тебе будут приходить посланцы со всего света, твоим советам буду внимать сильные и великие люди твоего мира - правители и монархи, диктаторы и знаменитости - все будут ловить каждое твое слово. А ты - ты сможешь увидеть какого цвета их души и сможешь помочь нам исправить этот мир.
- А что будет со мной?
Ангел помолчал.
- Я всегда говорю правду. Даже если мне больно это делать. Ты останешься одна. Ты будешь среди всех, но всегда - совсем одна. У тебя не останется ни близких, ни друзей - этого требует служение великой цели. Ты будешь знать все о будущем, даже о том дне, когда тебя не станет...
Она прерывисто вздохнула.
- Но ведь ты будешь со мной? Правда?
Ангел отвернулся и ответил с коротким вздохом.
- Нет. Земной путь ты пройдешь сама. А я - встречу тебя за порогом.
Она заплакала.
Он повернулся к ней в блеске сияния, наклонился, поцеловал в лоб и снова закрыл ей глаза руками.
- Это произойдет через год. Дар откроется в тебе, когда придет в твою деревню горячий ветер и унесет тебя, словно щепку, за лес, за реку... Ты будешь видеть ответы в себе, в своей душе, и для того, чтобы ты лучше видела, тебе нельзя будет больше смотреть на людей, на землю, на солнце - на все что окружает тебя...
- Нет!!! - она отшатнулась. - Только не это!!! Забери все, верни все назад, как было, я не хочу!!!
Она колотила бессильно руками по подушке, обливаясь слезами. Вокруг было темно, и к ней бежала перепуганная мать.
- Ванга, девочка моя, что опять началось?
- Не-е-ет!!! - бессильно кричала она. - Я не хочу!!!
Мать обняла ее, испуганная, не в силах понять, с чем сражается ее дитя... А она все плакала и плакала, словно надеялась, что слезы смогут смыть непонятную, легкую пока дымку, вуалью окутавшую мир вокруг нее...
Высоко в небе, вместе с ней плакал ангел. Он смотрел вниз, на страну, которую люди называли Болгарией, видел спящую деревеньку. Видел один дом, где горела свеча на окне, и слышал беспомощный плач девочки, которую зовут Ванга... Его слезы яркими росчерками метеоров прорезали ткань бархатной ночи и исполняли желания тех, кто мог их увидеть.
Но глаза Ванги уже никогда не смогут увидеть падающие звезды, и никогда не исполнится ее самое заветное желание - вернуть себе свою жизнь и разноцветный мир вокруг...


<<< Список произведений автора 
 Просмотры произведения (461) 
Форма комментированияСказки

 
 
 
 
Copyright © 2010-2018 — "Кенгуренок" Все права на материалы, находящиеся на сайте m-kenga.ru, принадлежат их авторам и охраняются в соответствии с действующим законодательством, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка на m-kenga.ru обязательна. По всем возникающим вопросам пишите администрации сайта.